«Людская память так длинна…»

Старшее поколение уважает прошлое и все пристальнее всматривается в него, ибо день сегодняш­ний – это всего только миг, завтра же он станет историей, и будущее зависит от того, какие уроки мы из него извлекаем.

С октября 1941 года по 10 марта 1943 года жителям нашего района пришлось пережить, перенести на себе издевательства, творимые немецкой армией. Старшее поколение хорошо помнит, когда немецкие воинские части, вор­вавшись в деревню, рыскали по домам, хватая все, что попадало под руку.

Оставшийся в личных хозяйствах жителей скот немцы ловили, стреляли его, а кто осмеливался возразить им на эти варварские действия, они наставляли пистолет или автомат, могли застрелить.

В поселке немецкое командование создало ла­герь для русских военно­пленных. Он был в центре, на улице Стаха­нова, в помещении, где ранее размещался скотный двор. В период бомбежки в скотном дворе были выбиты окна и двери. Окна забили кое-как досками, а вместо дверей повесили брезентовый полог. Вот в это помещение немцы загнали более 100 русских военнопленных. В результате невыносимых бытовых условий: отсутствия бани, туалета, плохого питания  – среди военнопленных началась большая смертность, стал распростра­няться тиф. Комендант лагеря  – немецкий гене­рал – приказал тифозных больных расселять среди мирных жителей. И стали тифозных разводить по домам, расположенным близ лагеря.

Правда, после войны справедливость восторжествовала. Комендант лагеря был осужден за все эти деяния. Суд проходил в совхозе «Дугино», на котором выступали очевид­цы этих ужасов. А генерал на скамье подсудимых сидел, понурив голову, он получил по заслугам.

После сокрушительного удара под Москвой, на лицах гитлеровских солдат и офицеров можно было без труда увидеть разочарование, а в разговоре услышать «Гитлер – капут».

Нередко немцы одева­лись, повязав на голову женские теплые платки, на сапоги натягивали опорки. По всему было видно  – русская зима им не по нраву.

Вскоре немцы стали еще свирепей, осо­бенно после того, как самолеты Красной Армии подвергли бомбежке три немецких эшелона, стоявших на железнодорожных путях станции Новодугинская. Гитлеровские палачи стали выгонять жителей поселка на площадь, заранее оцепив ее солда­тами с собаками. Там проводили регистрацию граждан, подлежащих отправке в Германию. Часть людей погрузили в железнодорожные вагоны, набив битком, а остальных погнали колонной, дав возможность взять с собой не более 20 килограммов, вещей и продуктов.

Дня через два после этого запылал железнодорожный вокзал. Потом немцы стали подрывать железнодорожное полотно, для чего к паровозу прицепили одну платформу, погрузив на нее железобетонные плиты и закрепив за платформой мощный якорь, который тянулся сзади платформы, взламывая шпалы между рельс.

Жестокости фашистов не было конца. Некоторые жители поселка ухитря­лись убежать от немцев и не покидали свои жилища. Так вот с этими непокор­ными они расправились по-своему. 16 жителей поселка 9 марта 1943 года согнали в один дом, облили его бензином, предварительно подперев двери. Люди были заживо сожжены.

10 марта 1943 года Новодугинский район был освобожден от немецко-фашистских. захватчиков. С октября 1941 года и по 10 марта 1943-го он находился под оккупацией, а это полтора года. 59 частей и соединений Красной Армии участвовали в освобождении района.

Если анализировать павших в боях, то видные военачальники подтвержда­ют, что 3% фрон­товиков 1922, 1923 и 1924 годов рождения вернулись домой. А сколько еще раненых, контуженых и изувеченных! Выходит, 97 процентов молодых ребят остались лежать на поле боя мертвыми.

Фашисты с нежеланием оставляли наши города и села. Так, если город Гжатск был нашими войсками освобожден 6 марта 1943-го, наш район  – 10 мар­та 1943 года, то город Яр­цево только лишь 16 сен­тября 1943 года. От Вязьмы до Ярцева наши войска овла­девали село за селом, при больших потерях, более 180 дней и ночей в непрерывных боях.

А. Лапшин, ветеран Великой Отечественной войны. Газета «Сельские зори» от 10 марта 1994 года

Фото В.И. Аркашева. «Встреча воинов западного фронта
с жителями одного из освобожденных населенных пунктов.
Сентябрь 1943 г. Смоленская область»